Путь вверх - это всегда путь вниз!

Сказки 

"Факел"

Так презрен по мыслям сидящего в покое факел,
приготовленный для спотыкающихся ногами.
Иов 12:5



Когда-то, давным давно, в рыцарские времена, один очень храбрый и мужественный рыцарь, поздно ночью, возвращался к себе домой в замок.

Была очередная война, и его страна погрузилась очень глубоко в эту войну.

Битва за битвой, сражение за сражением. И наш рыцарь, назовем его Люсьеном, как верный подданный своего государства, без отпусков, много лет провел на полях боя. Весь его отряд, все его слуги, плечом к плечу, стояли с ним в сражениях. Много они пережили потерь, предательств, поражений, страшных ран, но войну выиграли. К сожалению, многие его друзья погибли. И это было ужасно. Но главное, что победа была за ними, а ведь битвы ради этого и ведутся, ради побед.

И вот теперь Люсьен возвращался домой к семье. Все его подчиненные должны были выехать к замку через три дня, как он уехал.

А он спешил изо всех сил поскорее домой к своей жене и детишкамТак презрен по мыслям сидящего в покое факел,
приготовленный для спотыкающихся ногами.
Иов 12:5



Когда-то, давным давно, в рыцарские времена, один очень храбрый и мужественный рыцарь, поздно ночью, возвращался к себе домой в замок.

Была очередная война, и его страна погрузилась очень глубоко в эту войну., которые успели уже сильно подрасти, пока его не было. Люсьен гнал и гнал своего верного скакуна и днем и ночью, почти нигде не останавливаясь. И вот он уже почти дома. Еще чуть-чуть…

Стояла глубокая безлунная ночь, а он в пути. Темно, почти совсем ничего не видно. Он въехал на пригорок, и увидел знакомый лес. Последнее препятствие, последнее, что отделяет его от дома. Он пришпорил коня, и конь рысцой устремился к лесу.

Совсем у самого леса он приостановил скакуна, и они вступили в лес.

Если на просторе было темно, то в лесу просто тьма тьмущая. Как только всадник и его конь оказались в лесу, рыцарь понял, что лучше бы он заночевал на равнине, а через лес поехал уже засветло. Не видно ничего, тем более тропку.

«Конь мой хорошо знает эту дорожку через лес, да и у меня самого с памятью вроде как все хорошо» - подумалось Люсьену.

Но спустя полчаса рыцарю стало казаться, что они куда-то не туда едут. И точно, спустя еще полчаса он понял, что ему не кажется, а они действительно уже давно сбились с тропки.


Тем временем, у него дома в замке, все уже давно спали, и лишь старик сторож высоко на башне старался бодрствовать. Но вот и он уже задремал. Только Факел в его сторожке в башне, прямо напротив оконца, что выходила на лес, продолжал бороться с дремотой и гореть.

«Ты не должен спать. Ты должен светить. Ты Факел, значит, ты должен гореть, освещать» - внушал он сам себе.
«Так, я не хочу спать. Я хочу светить, так что прочь всякая дремота. Я должен делать то, для чего я создан – светить».

Старая Шкура Медведя на соседней стене недовольно забурчала, и сквозь сон говорит Факелу: «Да не переживай ты, спи себе спокойно. Даже сторож вон спит».
«Не», - говорит Факел, «Я не должен потухать, вдруг, кому может понадобиться мой свет, а я не горю?»
- «Да кому сейчас нужен твой свет? Спи спокойно, и другим не мешай».
- «Прости меня, госпожа Шкура Медведя, но я не буду спать, и извини, что тебе буду мешать».
- «Ну и глупый ты».
Факел промолчал.


А в это время всадник и его конь старались найти тропу, что бы попасть домой. Они уже и устали, из сил выбились, но оба старались не отчаиваться, а продолжать свои поиски. В целом, с того момента, как они въехали в лес, и до того, как выехали бы из него уже к самому замку, должно было пройти около полутора часов. А они блуждали уже часа три.

И вот, кружа по лесу, Люсьен устало поднял глаза вверх и… увидел маленький трепещущий огонек средь кроны деревьев.

«Ух ты!» Он взял коня под уздцы и повел на огонек.

Сквозь кусты и колючки они пробивались. Все поцарапались, по временам проваливаясь в ямы и спотыкаясь о корни деревьев.

Вдруг вдалеке завыла стая волков…! Конь испугано всхрапел. А у мужественного рыцаря похолодело все внутри, и он быстро огляделся по сторонам. Да, если им сейчас быстренько не пробраться через этот лес и не выйти на огонек, то… то, все может плохо кончиться….

Но, когда он поднял обратно глаза в крону ветвей, где виделся до этого ему огонек – его не оказалось. «Как? Где он?»

Волчий вой послышался ближе…. «Ох, Господи, ты дал мне этот маленький путеводный знак, чтобы я мог добраться до дома, а не продолжать здесь бродить, А тут эти волки, и огонек пропал. Господи, верни мне этот знак, пожалуйста» - взмолился Люсьен.

Он решил продолжить идти в том направлении, где последний раз он видел мерцающий свет.


А что же Факел?
Беседа со Шкурой малость взбодрила, но спустя некоторое время огонек его стал дрожать, и сам Факел сонно потрескивать. Огонек все меньше и меньше, но вдруг, уже у погружающегося в сон Факела, в его мыслительном центре, возник, как вспышка молнии, просвет мысли: «Не спи, ты должен светить».

«Ой!» - Факел вздрогнул, - «Чуть совсем не заснул. Не, так дело не пойдет. Буду значит петь, чтоб не заснуть».

И он запел:

Не спи, не спи,
Не вздумай спать…

Шкура недовольно заворчала, но Факела это как-то не особо волновало, гораздо важнее было для него продолжать гореть.


А в лесу, Люсьен в очередной раз в надеже поднял взгляд в крону деревьев. И вот он! Его путеводный ориентир. Только чуть-чуть правее. Казалось, что волки уже почти на пятки наступают. Наш благородный рыцарь взял коня под уздцы и поскорее пошел на огонек. Быстрее, быстрее.

Но вот, лес поредел, и они вышли на равнину. Волки остались далеко позади в лесу. А на холме стоял родной замок, в оконце башни которого, мерцал огонек Факела.

Коробова Юлия


Яндекс.Метрика