Путь вверх - это всегда путь вниз!

Сказки 

"Шкафчик" - часть вторая

И вот стоял наш самодовольный и самодостаточный шкаф. Стоял он, стоял… И начал думать о… Вы не поверите, о чем – о своих друзьях. И начал вспоминать о дружбе, о том – какие у него хорошие друзья. Что-то защемило в его деревянном сердечке…

Наступила ночь… Страшная холодная ночь. Одинокий шкаф… Темный коридор… От холода дверка на дверку не попадает… И никого рядом. Никого! А-а-а, мамочки, страшно!

«Ох…» - Шкафчик громко всхлипнул, - «Мне страшно», «У-у-у. Мне так холодно».

Его сердечко сжалось от ужаса, когда он понял, что возможно это всего лишь первая ночь из тысячи ночей впереди. Он совсем весь сжался и поник.

«Я этого не выдержу» - подумал наш шкафчик.

Посмотрели бы вы теперь на него. Куда подевалась вся спесь и бравада? Где тот бодрый надменный вид? Где эта выпяченная грудь и молниеносный самоуверенный ответ на любой вопрос? Все это как рукой сняло.

Хм, похоже, он начал быстро лечиться от своего зазнайства.

Ему повезло, что ночи были короткие в тот период года. И ночь прошла.

Но наступивший день не принес ожидаемого облегчения. Потому что на улице было пасмурно, и вскоре начался дождь. А так как прихожая была в пристройке и крыша была прохудившаяся, то она начала протекать и дождь начал капать прямо на нашего несчастного героя.

Прицельно ему в темечко. Бр-р. Холодная противная жидкость монотонно капает на тебя, сводя с ума этой монотонностью и ощущением того, что ты начинаешь промокать и мерзнуть.

«О-о-о» - теперь уже завопил шкаф. «Ох» - раздавалось на всю пристройку. «Какой я глупый шкаф!» Как я мог променять друзей и теплую сухую спальню на вот это?» - вопрошал он себя и стены.

«А как они меня любили, как они меня любили! И за что? Да как вообще меня можно любить?»

«Противный старый гроб, который возомнил, что он само золотое трюмо королевы Британии».

«Ты глупый-глупый-глупый шкаф! Вот кто ты!» - заявил шкаф себе.

«И что вот ты здесь стоишь, что? Старое бревно на кривых ножках! Да место тебе на помойке за твое поведение и отношение! Тебя просто не донесли!» - вынес он вердикт. И, ох, как же он был прав.

«Ну вот, с тем, кто я есть определились. А что дальше?»

«Как же стыдно перед тумбочками и комодиками! А перед хозяевами! Как я так мог? Бесцельно стоял и ничего не делал, только мешал, а пользы от меня им не было никакой. Да еще и гордый такой. Что же мне делать? Ну не стоять же здесь и дальше? А что если пойти попросить у них всех прошения? Простят ли они? А если нет? Ох, но я должен хотя бы попытаться! Я должен хотя бы прийти и выразить все свое сожаление. Быть может… Ох!.. Быть может, меня простят. Но пусть хоть даже и выгонят, не выслушав, я должен попытаться!

И он двинулся. И знаете, скажу вам по секрету, его рост уменьшился на десять сантиметров.

С трудом он доковылял до лестницы. Посмотрел вверх, вздохнул и ступил на первую ступень. На вторую. Из его глаз стали капать слезинки, потому что его деревянное сердце стало превращаться в настоящее - мягкое и нежное.

Еще ступенька, еще… Слезинки капали и капали, а его габариты уменьшались и уменьшались.

Десятая ступень. У него началась одышка.

Одиннадцатая.

И вдруг он поскальзывается и-и-и… Летит по лестнице вниз. Раздается страшный грохот, он больно ударяется, падая, из глаз хлынывает поток, дверки раскрываются, и весь хлам и мусор из него выпадает.

Шкафчик как глянул на все это … и его обильно стошнило. Раз-два…

«Фу, что за мерзость. Какая гадость. Как я мог в себе все это иметь? Не может быть!»

Из глазок продолжают течь слезы, но только уже не просто от боли падения, а от ужаса осознания того, что он в себе носил. Он плакал и плакал. И становился все меньше и меньше.

Он попытался подняться, но как же ему подняться, когда у него нет рук… и только короткие кривые ножки. Ступени жутко скрипели под его туловищем, пытающимся встать.

Вдруг хлопнула входная дверь. Это хозяева вернулись домой.

Да, ну и картина предстала перед ними. Куча всякого ненужного мусора у подножия лестницы и шкаф, лежащий прямо по средь этой самой лестницы.

Шкаф приподнялся, насколько это было ему возможно.

Какой он был жалкий в этот момент. Хозяин взглянул на него и все понял.

Он спокойно подошел к нему, протянул руку и поставил наш шкафчик. Затем поднял его и понес в мастерскую…!


Светлая красивая спальня. Солнышко освещает всю комнату и пол, и стены, и мебель. А мебель в комнате – это наши старые знакомые: тумбочки, комодики, трюмо и так далее.

Был полдень. Все немножечко дремали. И вдруг открылась дверь, и на пороге появился хозяин. Он широко распахнул дверь и затем внес в комнату симпатишненький такой стеклянный стеллажик. Поставил его у стеночки и вышел. Вся мебель спальни скосила «глазки» и украдкой разглядывали неизвестного незнакомца. Через несколько минут хозяин опять зашел с огромной коробкой. Опустил ее на пол, открыл и стал вытаскивать одну за одной книги из коробки и ставить на новенького обитателя спальни. Когда он закончил с выгрузкой коробки и заполнением стеллажа, то довольно посмотрел на новенького, уставленного книгами, подхватил пустую коробку и ушел из комнаты.

Как только за ним закрылась дверь, незнакомый стеллажик бросил взгляд вокруг и сказал: «Это я, бывший шкафчик. Простите меня. Я понял свою глупость. И хочу быть только таким, каким меня сделал хозяин, и для какой цели». И он поведал им свою долгую грустную историю, едва сдерживая свои рыдания.

Когда уже сгущались сумерки, он закончил свое повествование. Которое вызвало глубокие размышления у слушателей.

Друзья поняли его и снова приняли. И теперь наш стеллажик жил в комнате. И на душе его было прекрасно. Он никогда не забывал, кем он был, и поэтому невероятно сильно ценил то, кем он стал, то, что у него есть друзья, и то, что он может приносить пользу своему милому хозяину.

Коробова Юлия


Яндекс.Метрика